Погода, Новости, загрузка...
Diletant.media, Могло ли человечество избежать Второй мировой войны?
11.09.2017 03:30
Могло ли человечество избежать Второй мировой войны?
автор Diletant.media история

На эту тему написаны тысячи статей и монографий, об нее сломаны десятки тысяч дискуссионных копий, а ответа ищут не только историки, но  также журналисты, философы, писатели, режиссеры, создатели компьютерных игр и  просто обыватели.  

Пять причин, по которым война была неизбежна

Давайте сразу скажем, что на деле их было гораздо больше. Мы  остановимся, причем коротко, на пяти глобальных причинах. Главная из них – Версальский мирный договор, положивший конец Первой мировой войне и начало Второй. Многие называют его приговором к медленной смерти. Примерно так оно и было. Премьер-министр Франции Жорж Клемансо во время конференции так свирепствовал в отношении будущего Германии, что британскому коллеге Дэвиду Ллойд-Джорджу и американскому президенту Вудро Уилсону приходилось удерживать его порывы. По сути, они помещали Клемансо разобрать Германию на запчасти, отбросив ее ко временам начала XVIII века, то  есть еще до возвышения Пруссии. Немецкие земли тех времен историки иногда именуют «проходным двором Европы». Вот в такой «проходной двор» Клемансо и  превратил бы Германию, если бы не сопротивление Ллойд-Джорджа и Уислона.

Возможно, делать этого не стоило. Лучше растерзать на части и убить, чем искромсать и оставить умирать. У Германии отобрали Эльзас с  Лотарингией, забрали Саар с запасами угля, отпаяли часть территории в пользу Чехословакии, Литвы, Бельгии и, вероятно, Дании, не говоря уже про Польшу, вылепили геополитического мутанта в виде свободного Гданьска, лишили армии, наложили бешеную контрибуцию, да еще и посадили под грозный надзор. Условия мира были трудновыполнимыми, а малейшее отклонение от них приводило к оккупации новых территорий франко-бельгийскими силами. Все это сказалось на  внутриполитических процессах.

Чудовищные условия договора подорвали доверие общества к  молодой Веймарской республике и демократии как таковой. В тех, кто свергал кайзера, стали видеть не спасителей от войны, а националпредателей. Жесткая репарация (за Первую мировую Германия рассчиталась только в 2010-м году) заложила мину замедленного действия под экономику. Эту мину не обезвредили даже «Золотые 20-е» – период, когда в экономике Германии ненадолго наступили светлые времена. Она быстро сдетонировала едва начался Всемирный экономический кризис.

Наконец, добавим сюда и третий фактор. 40 лет существования Германской Империи – период огромного духовного подъема в германском обществе. Подъем этот был подогрет пропагандой, но, в любом случае, поражение в Первой мировой стало моральным разгромом. Реваншизм и идея тотального объединения только, что говорит по-немецки, на этом фоне стали очень популярны. Взлет популярности националистических идей можно отследить по выборам в рейхстаг начала 30-х годов. В 1932-м их было аж две штуки и НСДАП с Гитлером в качестве главного идеолога, имела устойчивый рейтинг от 33 до 37 процентов. В марте того же года прошли выборы рейхспрезидента, на которых Гитлер дважды занял второе место примерно с тем же результатом.

Отвергнутые страны. После Первой мировой Германия оказалась вне закона, но она не была одинока. Россия, ставшая затем СССР, тоже попала в  изоляцию, правда, нигде не закрепленную юридически. Советский Союз ушел в нее отчасти охотно, отчасти принудительно. И они с Германией нашли друг друга. Впервые это случилось в 1922-м, когда между тогда еще РСФСР и Германией был подписан Рапалльский договор, суть которого сводилась к тому, что страны восстанавливают дипломатические отношения и отказываются от претензий друг к  другу в связи с Первой мировой. Так получилось, что и для советской России, и  для веймарской Германии это был вообще первый международный договор из тех, что не были подписаны с ножом у горла.

Карл Вирт, Леонид Красин, Георгий Чичерин и Адольф Йоффе в Генуе незадолго до подписания Рапалльского соглашения

Там же на Генуэзской конференции страны заключили еще и  тайный договор о военном сотрудничестве, притом, что Германия по части вооруженных сил была сильно ограничена Версальским соглашением. В итоге же, Советская Россия получила доступ к технической базе рейхсвера, а Веймарская Германия начала подготовку своих летчиков, танкистов и прочих военных специалистов на  базе Красной армии. Самое главное, что этот секретный протокол явился полной неожиданностью для Великобритании и Франции, которые долго не могли понять, каким образом поставленная под контроль Германия начала наращивать мышцы. Важно, кстати, и третье обстоятельство. В числе отверженных вскоре оказалась и  Италия – признанный победитель Первой мировой. В 1935-м Муссолини захватил Эфиопию, провозгласив Италию империей. Лига Наций осудила агрессию дуче, что привело к скорому сближению Муссолини с Гитлером.

Азия. Япония была ценным союзником Антанты в Первой мировой. Ее поддержка позволила свести к минимуму войну на Тихом океане и ликвидировать находящиеся в этом регионе германские колонии. Беда в том, что при дележе добычи о Японии, мягко говоря, забыли (она получила порт Циндао и Шаньдунский полуостров, хотя рассчитывала на большее). Это, правда, только цветочки, в  1922-м Японии навязали совершенно невыгодный ей Вашингтонский договор. Речь в  нем шла об ограничении морских вооружений. Но флоты были сокращены таким образом, чтобы Великобритания и США могли получить перевес над набиравшей сила Японией. Косвенно соглашение исключало Страну Восходящего солнца еще и из борьбы за экономическое господство в Китае. Именно этот договор и стал отправной точкой в повороте японской внешней политики. Теперь Япония видела своего главного врага именно в Соединенных Штатах, разрушивших ее планы по  установлению своего порядка в Азии и на Тихом океане.

Пассивность. Удивительным образом, Великобритания, США и  Франция прохлопали усиление «отверженных» и дали тем нарастить мышцы. Когда Германия, Италия и Япония начали откровенно пренебрегать своими обязательствами, саботируя договоры, Лондон с Парижем стали проводить политику умиротворения, оказавшуюся заведомо провальной. «Если между войной и унижением вы выбрали унижение, то получите и то, и другое» — предупреждал британское правительство, находившийся в оппозиции Черчилль, когда кабинет министров пошел на уступки Гитлеру. И ведь был прав.

Экономический кризис. Он вдарил по США и Европе с такой силой, что счет безработных увеличивался в геометрической прогрессии. А где безработица, там и агрессия.

Что можно было изменить

Подавить в себе очевидную антипатию к «непонятному коммунизму». Последние два слова взяты в кавычки не случайно. Они прозвучали из  уст Эндрю Бонара Лоу – канцлера казначейства Великобритании. В 1922-м он  ненадолго стал премьером, но фразу произнес в 1918-м, когда в правительстве возник спор о том, как быть с Советской Россией. Многие настаивали на экспансии против страны, которая может стать потенциальной угрозой. Лоу возразил: «у нас нет денег на войну незнамо с чем». Он, напротив, предлагал иной подход к  России. Не создавать условия для изоляции, а, вопреки идеологическим разногласиям, интегрировать ее в мировое общество, навязав той борьбу экономик. Для начала, пригласить к сотрудничеству в Лиге Наций.

Эндрю Бонар Лоу

Любопытно, что, став премьером, Лоу своему подходу резко изменил, но важно другое. Принятие его плана сделало бы бессмысленным подписание тайного протокола о военной помощи между РСФСР и Германией. И когда войной запахло действительно, а Лондон стал бояться союза СССР с Германией, английские газеты напомнили премьеру Чемберлену слова Лоу, которого, к тому моменту, уже 16 лет как не было на свете.

Еще можно было найти общий язык с Японией, не допустив ее  ухода в оппозицию. Можно было не сидеть, сложа руки, когда Гитлер пришел к  власти. Не давать ему вторгаться в Австрию, не дарить ему Чехословакию.  Вариантов было много, но сильные мира того начали действовать и включили ум с очень сильным опозданием.

Каким был бы мир

Едва ли он был бы тихим и спокойным. Отсутствие глобальных войн человечеству обеспечили не ООН или Лига Наций, а самое разрушительное оружие всех времен – ядерное. Применение атомных бомб с гарантированным уничтожением только живого – вот единственная причина, которая заставляет лидеров по-настоящему мощных стран решать спорные вопросы за столом переговоров, а не на боксерском ринге. А к изобретению ядерного оружия человечество подтолкнула именно Вторая мировая, а также твердое ощущение того, что глобальный конфликт неизбежен. Это ощущение подстегнуло гонку вооружений.

Первый в истории взрыв атомной бомбы. Испытание «Тринити», июль 1945-ого

В период между войнами ведущие страны планеты (да и не только ведущие) вооружались как бразильская полиция, которой предстоит рейд по  фавелам Рио. И эту гонку ничто не могло остановить. Не случись глобального конфликта номер два, и по миру прокатилась бы серия локальных, но очень кровавых стычек. Германия vs Францией за уголь и Лотарингию, США с  Великобританией vs Япония за Тихий океан и Китай. СССР vs Япония за Дальний Восток и Корею. Великобритания vs Италия за Африку. Германия vs Польша за  объединение германских территорий, СССР vs Турция за проливы. Этот список можно продолжать, но очертаниями он сильно напоминает Вторую мировую. Глобального мирового конфликта вероятно и удалось бы избежать, а просто войну было уже точно не остановить. Потому что и международная правовая система, и экономика, и общее настроение умов с каждым днем все сильнее подталкивали человечество к  новым кровавым разборкам. 

Автор: Алексей Дурново

Оригинал

Читайте также:

Личностный тест. В каком историческом сериале ты мог бы сняться?

Второе посольство Петра Алексеевича

Привычки Екатерины II

Эхо Москвы

Сводка.нет - Новости Украины и Мира



 Поделитесь статьей с друзьями
 

Добавить комментарий