Погода, Новости, загрузка...
Кусок эфира, Резо Гигинеишвили: Мы пытались с уважением ко всем участникам трагедии отнестись
01.10.2017 06:27
Резо Гигинеишвили: Мы пытались с уважением ко всем участникам трагедии отнестись
автор Кусок эфира

Передача «Культурный шок». Тема: Основано на реальных событиях: правда и вымысел в исторической драме.

Ксения Ларина: Интересно всегда читать отзывы тех людей, которые какие-то претензии высказывают к фильму, потому что всегда, когда люди аргументируют свое недовольство, это всегда интересно. Так вот, главная претензия, как мы поняли, она даже скорее не художественного порядка, а идеологического. Многие зрители, в том числе и профессиональные, обвиняют Резо в том, что он романтизирует преступление, романтизирует преступников, делает из террористов героев. Вот что бы вы ответили на такие обвинения?

Резо Гигинеишвили, кинорежиссер, автор фильма «Заложники»: Ну, я думаю, что это, к сожалению… к сожалению… наверное, невнимательно зритель смотрит, потому как мы с авторами пытались показать, что такое вообще ответственность человека и какой мир непрочный. И трудно мне представлять, что мама, которая раскапывает неизвестную могилу, пытаясь найти там сына… Я не думаю, что так какой-то разумный человек захочет кончать свою жизнь. И не думаю, что показанные в самолете слезы мальчика, который играет в какую-то игру в то время, как угонщики переговариваются, или пилоты, которые попадают в этот ад в самолете, или же выпрыгивающая стюардесса с борта самолета, который только-только приземлился, или эти обстрелы, эти слезы — что что-то там есть красивое. Поэтому мы пытались с уважением ко всем участникам трагедии отнестись.

Даже я помню по рассказам одной из стюардесс, Ирины Химич, когда мы собирали материал, она рассказывала, что они были привлекательные люди, когда поднялись на борт самолета. И они даже кокетничали с ней, и это в картине показано. А через минуту это обернулось насилием и ужасом, который мы наблюдаем, я надеюсь, и на экране. И поэтому ни о какой романтизации не может быть и речи.

Были разные периоды в истории Грузии, когда историю по-разному воспринимали. Сначала это были другого плана обвинения пропаганды уже суда, который должен был вынести обвинительный приговор молодым людям. Но при этом точно так же я хотел бы сказать, что… И там есть фигура священника, который с ними не контактировал в течение шести месяцев, который был посажен и назван идеологом, с ними на скамью подсудимых. И если даже он что-либо с ними обсуждал… Он был приговорен точно так же, так же строго наказан — он был приговорен к смертной казни. И даже исходя из сегодняшнего религиозного контекста, мы должны были бы анализировать, а почему так случилось в этой стране. Быть может, он что угодно мог говорить с этими молодыми людьми. Но даже следует из протокола допроса, что они его сочли (извините за это слово) сумасшедшим и с ним не разговаривали, но тем не менее он был привлечен к ответственности и расстрелян. У него осталась дочь маленькая.

Также, конечно, я переживаю и за этого человека. Точно так же, как за родителей угонщиков, которые… Как в картине показано, они празднуют свадьбу и думают, что дети женятся, что они будут счастливы, желают долгой и счастливой жизни. Но просыпаются утром — и их жизнь превращается в ад. И после только произошедшего, конечно, и они были уволены с работы. И их, скажем так, преследовали. Но одно дело, если бы… Понятно, что к родителям может быть такое отношение в частном порядке, да? Но когда на государственном уровне они были все уволены и так далее, и им даже не сообщили, что дети расстреляны — это и делает историю сложной и объемной.

Читать эфир полностью >>>

Эхо Москвы

Сводка.нет - Новости Украины и Мира



 Поделитесь статьей с друзьями
 

Добавить комментарий