Погода, Новости, загрузка...
Виктор Мараховский: Женская мировая революция отменяется
27.01.2018 02:56

Трудно передать, с каким напряжением ожидали менеджеры протестной и вообще политической активности по обе стороны Атлантики минувшего воскресенья.

Должен был состояться второй ежегодный Женский Марш. Первый, прокатившийся по планете из США в союзные, сочувствующие и просто обезьянничающие страны, состоялся ровно за год — 21 января 2017 года.

И он непременно открыл новую главу в истории если не человечества, то по крайней мере пиар-революций в рамках политэкономической борьбы в передовых странах.

Напомним: тот день вошёл в анналы как «крупнейший однодневный протест в истории Соединённых Штатов». В г. Вашингтоне маршем прошлись 500 тысяч женщин, в целом по США — от 3,3 до 4,6 миллионов, в целом по миру с учётом Америки — около пяти миллионов.

В Америке отличительным признаком протестанток стали лиловые пилотки, с неожиданной для нашей консервативной половины глобуса, но естественной для юной американской культуры прямотою символизирующие вагины.

Непосредственный повод для протестов был не то чтобы слишком логичный: в только что завершившейся президентской гонке, где всё лидировала и лидировала Клинтон-женщина, неожиданно победил тролль, альфа-самец и любитель славянской красоты Трамп.

Поскольку общественность к тому моменту была в достаточной степени накручена образом Трампа как гомофоба, сексиста, серийного приставателя и хватателя женщин за всякие места ещё в прошлом тысячелетии — весь истерический потенциал юного ещё на тот момент «антитрампизма» был упакован в женственность.

Впрочем, это была не простая женственность, а политическая — то есть женственность страдающая, виктимизированная и борющаяся. Поскольку женщинами непременно являются также лесбиянки, мусульманки, негритянки и иммигрантки — протест включил в себя также и лозунги их защиты.

«Женский марш» стал мощнейшим стержнем начавшейся антитрампистской кампании — наряду с налоговой реформой, темой иммиграции и расследованием «Рашагейта».

Однако за год кое-что изменилось.

Во-первых, кампания против Трампа сбавила обороты — главным образом потому, что реальность оказалась более выносимой, чем рисовалась фрондирующим агитпропом изначально. Все насильственные инциденты и скандалы, состоявшиеся с тех пор – состоялись не с подачи трампистов, а как раз наоборот. Идиотский флешмоб по демонтажу статуй политически некорректных деятелей прошлого был запущен именно тяжело трампированной демократической общественностью. Инцидент с подожженной негритянской церковью, на стенке которой был оставлен лозунг «голосуйте за Трампа!» – оказался самопальной провокацией чернокожего оппозиционера.

Наконец, обещанный внутренний коллапс не только не состоялся, но и конвертировался в хорошие цифры экономического роста — с соответствующим же ростом рабочих мест на американских предприятиях.

Разумеется, Америка перенесла ряд серьезных внешнеполитических проблем и даже поражений. В Венесуэле не удалась «контр-революция» против оказавшегося очень ловким политиком Мадуро. Битва угроз с северокорейским боевым атомом привела только к тому, что тов. Ким III стал международным культовым персонажем, и про него теперь китайцы выпускают игры-стратегии на тему «сыграй в Кима, надери задницу супердержаве». В Сирии попытки отжать себе постфактум влияния и собственный кусок территории с подконтрольными вооруженными силами обернулись карательной операцией союзника-Турции против союзников-курдов в Африне. Не сложилась, наконец, впопыхах поддержанная революция в Иране.

Но специфика Соединённых Штатов, как известно, в том, что нормальный американец с трудом на карте даже Канаду находит. То есть внешние события жителя этой своеобразной «внезапной поднебесной» волнуют очень сильно — но сразу после собственной работы, налогов, криминальной обстановки, цен, штрафов, Супербоула и слитого в сеть сценария последнего сезона «Игры престолов».

С Рашагейтом тоже не задалось — в последние месяцы, недели и даже дни трамписты начали наносить по антитрампистам очень чувствительные удары, вскрывая и озвучивая (с фактами, в отличие от оппонентов) заговор спецслужб в интересах демократов, ставящий целью «политическое убийство» и смещение Трампа.

В этой обстановке едва ли не последним бастионом борьбы, которую нужно было сохранить — уже не важно, против Трампа или вообще, лишь бы горшочек продолжал варить — оставался женский вопрос.

Тем более что в последние дни уходящего и первые дни наступившего года он получил множество новых поводов для развития.

И вот итоги Второго Женского Марша, подведённые американскими же СМИ в начале этой недели.

Число участниц (и примкнувших участников) в США упало довольно драматически — до 1,6-2 млн, то есть практически вдвое. При этом значительная часть протестующих приняла участие не собственно в уличных маршах, а в «мероприятиях, посвящённых дате».

Даже самые оптимистичные (в плане того, что бой продолжается) оценки, суммируя участников всех протестных мероприятий в США за истекший год, оценивают их общую численность по максимуму в 6-9 млн человек. Они бодрятся и говорят, что это от 1,8 до 2,8% населения страны — игнорируя тот факт, что если некто социально активен, то он ходит на много протестов подряд.

Что касается зарубежных товарищей — то там все получилось совсем дохло. Мюнхен, Германия — несколько сотен участниц. Мельбурн, Австралия — несколько сотен. Лондон — что-то около пары тысяч. Варшава — где протест, прошедший за пару дней до всемирного, был заодно подогрет планами консервативных политиков запретить аборты и решить таким образом демографические проблемы — снова несколько сотен.

…Есть мнение, что Женская Революция — несмотря на то, что её в известном смысле возглавили вип-дамы вроде миллиардерши и возможной следующей кандидатуры от демократов Опры Уинфри плюс множество других звёзд — тоже себя не оправдала.

Ответ на вопрос о том, почему так вышло — конечно, не может быть однозначен. Однако можно выдвинуть версию.

Как мы помним, в результате грандиозного секс-хайпа вокруг серийных вип-насильников и приставателей оказалось, что между этих самых насильников главными оказались (внезапно) как раз убеждённые демократы, клинтонисты, защитники меньшинств и противники Трампа. Включая таких модельных граждан, как продюсер Вайнштейн и актер Спейси.

Более того: главный нынешний секс-хищник Ларри Нассар, многолетний врач сборной по гимнастике, отмеченный кучей наград и почестей — тоже не годится в типичные WASP-мужланы трамповского типа. Ибо происходит из арабов-маронитов.

Но и это ещё не всё. Война за женское равноправие — чего не может не замечать простая американка (а уж тем более иностранка) — как-то очень быстро «элитизировалась», вылившись в соревнование чёрных платьев на церемонии «Золотых глобусов».

И можно предположить, что, пусть не на сознательном, но на интуитивном уровне — женщины мира почувствовали, что предлагаемое им окунание в «битву за равенство» есть разводка.

В том смысле, что это борьба за «заместительный эгалитаризм». То есть не за то, чтобы они и их дети были социально защищены и не боялись быть выкинуты на улицу, если жизнь не сложится. А за то, чтобы «чемпионки жизни» могли урывать у этой жизни куски наравне с чемпионами мужского пола.

С учётом того, как обширно припахал нынешний век женщину в качестве рабочей единицы — она не совсем понимает, почему она должна отрываться от трудовых и домашних забот ради того, чтобы какие-то состоявшиеся тёти получали в своих корпорациях больше, а актрисы и звезды спорта могли больше отсудить у компаний и федераций.

И ввиду этого гигантского зазора между объективным и «заместительным» равенством — есть основания полагать, что «женская революция», вслед за «объединением глобальной либеральной демократии без США», «Рашагейтом» и прочим креативом, также не взлетит.

Источник - .
Сводка.нет - Новости Украины и Мира


 Поделитесь статьей с друзьями
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить