Погода, Новости, загрузка...
Проект «Мир в лицах», — коренные народы Сибири (фото)
13.02.2018 21:18
Проект «Мир в лицах», — коренные народы Сибири (фото) Сфера интересов фотографа Александра Химушина — коренные и малочисленные народы мира: за 9 лет Александр побывал в 85 странах. «National Geographic» публикует его портреты представителей народов Сибири и Дальнего Востока и рассказ о проекте «Мир в лицах».Фото и текст: Александр Химушин

«Я практически живу в дороге. Встречи с людьми других культур и религий, знакомство с их жизнью и традициями стали для меня главным опытом, приобретенным за годы путешествий. Я понял, что люди, живущие на другом конце света, в сущности, такие же, как те, что живут в соседнем дворе. Мне захотелось поделиться своими открытиями с окружающими. Так родилась идея фотопроекта «Мир в лицах» (The World In Faces), которым я занимаюсь три года. Собраны фотопортреты представителей десятков народов мира. География довольно обширна — от высокогорий Гватемалы до Якутии, от племен Африки до Японии, от Тибета и Афганистана до австралийских аборигенов. Но предстоят еще годы работы — в мире более 10 тысяч народов.

Сегодня людям не хватает толерантности, понимания, взаимоуважения. Это, в свою очередь, приводит к возникновению многочисленных конфликтов. Но Земля — наш общий дом. Гордиться своими корнями и при этом уметь восторгаться культурой других народов — вот что значит быть настоящим человеком мира. Я хочу, чтобы люди, глядя на мои фотографии, задумались об этом. Многообразие — это повод для взаимоуважения, а не для ненависти. Другая, не менее важная, задача проекта — рассказать о малочисленных народах, находящихся иногда на грани исчезновения.

Работа над проектом привела меня в Сибирь — регион, где живут представители 41 коренного и малочисленного народа. Более чем за полгода автомобильного путешествия по Сибири (я проехал в общей сложности около 25 тысяч километров) мне удалось побывать только у половины из них. В ближайшие месяцы я планирую эту часть работы завершить.

Мария Камдига, удэгейка. 32 года. Живет в селе Гвасюги Хабаровского края. Работает учителем, по совместительству завуч в школе. По-удэгейски не говорит, но надеется, что сын Трофим выучит язык предков.

Диана Кирчанова, уйльта, Сахалинская область. 10 лет. Недавно переехала с мамой из поселка Вал в город Корсаков.

Ина Акунка, ороч, Хабаровский край. 63 года. Заведует центром орочской культуры в поселке Заветы Ильича.

Мария Юшкова, юкагирка, Республика Саха (Якутия). 18 лет. Учится в Благовещенске в Амурском государственном университете на лингвиста, но хочет вернуться на малую родину, в поселок Андрюшкино.

Анастасия Кучекта, ульчи, Хабаровский край. 8 лет. В родном селе Булава в Школе искусств Настя изучает язык, танцы и орнамент ульчей, а с мамой занимается резьбой по бересте и обработкой рыбьей кожи.

Мы живем в особую эпоху: за какие-то 50−70 лет глобализация разрушила то, что существовало тысячелетиями. Мир превращается в один большой мегаполис. Забываются традиции, меняется уклад жизни, исчезают языки и целые народы. Проехав по Сибири, я видел разное. Там, где коренное население составляет большинство, например в Республике Бурятия и Республике Саха (Якутия), происходит небывалый рост национального самосознания. Традиции и национальная культура возрождаются, люди охотно учат родной язык.

Дядя Сережа. Отшельник, жил в поселке Красное Хабаровского края. Себя называл наполовину нивхом, но односельчане утверждают, что он был нанайцем. Дядя Сережа недавно умер, и подробных сведений о нем у нас уже никогда не будет.

Максим Заксор, нанаец, село высокий Нерген, Хабаровский край. 14 лет. Мечтает стать геологом.

Сергей Суляндзига, удэгеец, село Красный Яр, Приморский край. 56 лет. Летом ходит по сопкам на корневку — ищет корень женьшеня.

Макар Курилов, юкагир, Республика Саха (Якутия). 59 лет. Потомственный оленевод. Сам сочиняет и поет песни на юкагирском языке. Долгое время занимался с детьми — учил их национальным песням и танцам.

Александр Дечули, ульчи, Хабаровский край. 59 лет. Работает сторожем в национальном культурном центре в селе Булава. С детства увлекается зимней подледной рыбалкой.

Ситуация же с малочисленными народами гораздо менее радужная. Где-то от прежде процветавшего коренного населения осталась лишь пара сотен или даже десятков человек. Молодое поколение не знает родного языка, забываются традиции и обычаи. «Уже восемь лет как в мире не осталось ни одного человека, который говорил бы на нашем языке», — призналась мне героиня этой публикации, ороч Ина Фоминична Акунка. Очень грустно наблюдать такое. Поэтому я считаю своим долгом добраться до всех малых народов, собрать по крупицам то немногое, что еще осталось от традиционных жилищ, костюма, сфотографировать стариков, которых, к сожалению, совсем скоро не станет. Многих тревожит исчезновение редких видов животных (и это, точно, большая проблема), однако мало кто задумывается, что у нас на глазах исчезают целые народы. Надеюсь, благодаря моему проекту в мире узнают об этих людях и их культуре.»

Петр Неустроев, эвенк, Республика Саха (Якутия). 80 лет. Потомственный оленевод, много лет был проводником в Южно-Якутской комплексной экспедиции. Недавно переехал из тайги в поселок.Фото: Александр Химушин

Виктор Максимов, эвенк. 75 лет. Живет в поселке Иенгра, Республика Саха (Якутия). Зоотехник, оленевод. Жена, Анна Ивановна, народный мастер Республики Саха.Фото: Александр Химушин

Источник

Сводка.нет - Новости Украины и Мира



 Поделитесь статьей с друзьями
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить